Кинбурнская стая

Кинбурнская стаяСовсем недавно охотники на известной Кинбурнской косе убили двух волков. Однако их было всего три — третьему удалось убежать. Он оказался довольно прытким подранком. А еще охотники в Веселиновском районе устроили облаву и поймали двух взрослых волков. Однако этого очень мало, утверждают специалисты, чтобы уберечь других животных от таких опасных хищников.

Работники охотничьего областного хозяйства поведали, что облавы на таких хищников обычно устраиваются тогда, когда от сельских жителей поступают сигналы о наличии там стаи волков. Однако далеко не всегда охота та этого зверя оканчивается успехом. Дело в том, что волки — животные хитрые и необычайно прыткие, а потому поймать их довольно сложно.

Волки в последние годы совсем обнаглели и могут напасть даже на домашних животных или гулять по сельским улицам. Для людей, ясное дело, это небезопасно, да и диким животным они наносят достаточно большой ущерб. Часто лесники в лесу заходят разорванных зайцев, косуль и других зверей. Например, на Кинбурнской косе стали из домашнего хозяйства регулярно пропадать овцы. Ведь именно они перед волками считаются самыми беззащитными, недаром существуют поговорки про овец и волков. Иногда местные жители рассказывают, что эти хищники могут напасть даже на крупный рогатый скот, а также кушают котов и собак.

В Николаевской области немногочисленные лесные насаждения для волков природной средой обитания не являются. Часто они сюда приходят из других областей — Черкасской, Кировоградской, Днепропетровской и так далее. Вообще, звери эти способны в поисках оптимальных для жизни условий преодолевать значительные расстояния. В Николаевской области в прошлом году насчитали этих хищников порядка сотни. Однако, как вы понимаете, никто не сможет назвать вам точную цифру.

Одному волку требуется в день съедать не меньше двух килограмм мяса. И поголовья волков с каждым годом становится все больше. И тенденция эта, как говорят в селах, очень опасная.

Издревле волк считался особью загадочной. Это животное бдительное, осмотрительное и имеющее высокий интеллект. На него чрезвычайно трудно охотиться. В мифологии и фольклоре волк ассоциируется с коварством, свирепостью, злом и жестокостью. У тюркских степных народов зверь этот воспринимался раньше как родовой тотем. Оттуда и пошли знамена с волчьей головой. Также волк еще считается символом победы и храбрости.

Итак, на Кинбурнской косе есть стая волков. Эксперты утверждают, что их от семи до десяти. В зимнее время они приходят из Голой Пристани в Покровские хутора. Однако волки во все времена обитали в этих окрестностях, а потому воспринимаются более-менее нормально, как нечто неизбежное.

Археологическая наша экспедиция поселилась в Рымбрах. Это конец земли, край хуторов. В территорию лесного хозяйства здесь упираются приусадебные огороды. Утром хозяйка выходит доить корову, гремя ведрами. Вообще, скотину держать здесь достаточно хлопотно, так как пастухи в селе отсутствуют, да и в череду никто особо не ходит. Кормилицу обычно выгоняют до вечера со двора, чтобы не мешала.

Одинокой корове зимой на косе, сами понимаете, не очень уютно, ведь стая волков парнокопытным расслабиться не дает. Каждый год если не три, то две особи точно становятся законной волчьей добычей. К весне обглоданные костяки убитых зверей зарастают свежей травой в околках Волыжского леса. Но с неизбежностью утрат люди тут уже смирились, относясь к ним философски. Правда, вот с собаками расстаются очень тяжело. Все-таки «друг человека».

А вот в конце февраля начинается у волков настоящий гон. О любви стая знает все. По заснеженной улице волчицу, которая течет, запускают не заснеженную улицу. Ее запах феромонов заставляют всех кобелей рвать ошейники и крепкие стальные цепи. В природе, как известно, всегда вечный инстинкт сильнее страха. Упитанные взрослые псы за барышней устремляются на самую окраину села, ну а тут…тут из ждут уже давно.
Местные старожилы поговаривают, что собаки заранее предвещают свою гибель. Они с самого утра отказываются принимать пищу и ходят, словно в воду пущенные. Но наступает ночь, и они идут умирать, причем умирать за любовь.

Долгожителей в Покровских хуторах нет, так как жизнь кобелей тут отличается особой суровостью. В среднем сторожевая собака пребывает на цепи четыре или пять лет. Именно они и являются февральским блюдом для стаи волков.

Хозяйка наша держит кобеля. Зовут его Ветераном. Ничего выдающегося в псе нет — обычное низкорослое несчастье, к тому же на кривых ножках. Кроме того, у него очень скверный характер, и он еще любит лаять всю ночь на звезды в небе. Ошейник его украшен медалью «Ветеран труда» — то ли в шутку, то ли действительно за добросовестный и многолетний труд в хозяйстве. И медаль, которая выдавалась всем после достижения трудового стажа, нужна была для того, чтобы назначить пенсию по старости или за выслугу лет.

Ветеран — пес древний, так что медали этой он достоин как никто другой. Ему уже тринадцать лет, что по-собачьим меркам немало. И все эти тринадцать лет пробегала в феврале мимо него «текучая» волчица. И все это время перед бедным псом стоял непростой выбор: либо жизнь, либо смерть во имя любви. Ветеран выбирал всегда жизнь, и теперь вот ходит по двору на своих кривых лапках. Ветерана мы не любим. Это не наш кобель…, как-то совсем уж не наш.

Автор этой статьи давненько хотел разобраться в историей Кинбурнской косы. сложилась за многолетнюю работу довольно большая база источников и библиография. Такой список включает в себя двести четыре архивных документа и порядка пятисот единиц литературы. Даже было сформирована временная картинка истории этого места.
В сорока трех этих архивных документах фигурируют волки. С самой древности животные эти были тесно связаны с человеком. Ну а если посмотреть хронологию животных, то выглядит она довольно любопытно. Страбон на рубеже нашей эры в «Географии» рассказывает об одном событии. Вот цитата:

«…Тогда вот покрылась вся Борисфенида огнями, став стойкой крепостью. Вышел к пиратам посланец богов, который имел торс Апполона и голову волка. Был Посланец-Вызов могуч, а потому не решались пираты убить его, но песнь волка они слушали долго. И оставили разбойники Мыс-Борисфениду, не тронув сокровищ…»
Этот известный географ пересказывает своими словами скифскую древнюю легенду, в которой говорится о золоте племени, что было спрятано с роще богини Гекаты. Охранял клад человек-волк.

Павсаний, географ и древнегреческий писатель, который жил во втором веке, в своих трудах упоминает, что Марк Антоний, римский император, даже посылал специальную экспедицию в дельту Днепра (Борисфена), чтобы ему привели волков. Эти пойманные животные призваны были улучшить породу собак, что сопровождали римских легионеров.
После этого в истории Кинбурнских волков мы видим большой перерыв. Появляются они, согласно документам, лишь в 1765 году. Савва Кисель, полковник Прогноинской паланки, в письме жалуется графу Румянцеву на то, что волки бушуют и не дают покоя армии. Мол, всех взрослых коней они за зиму передрали, не оставив даже жеребят. В связи с этим он просил прислать ему табун отменных выезженных лошадей.

Есть еще один исторический факт. Произошло это в апреле 1774 года. Приказчик полковника Опанаса Колпака Андрей Долгий доложил хозяину своему о том, что волки разогнали всех волов, а двоих из них вообще разодрали в клочья. Спустя неделю, уже в другом письме, Долгий сообщает, что вроде как подранные волы объявились у казака Дамута, в его подворье. Он этих быков выдал за своих и показал кости совсем других животных. Оканчивалась деловая переписка тем, что на вора надели деревянные колодки и отправили в полковничью резиденцию с обозом.

28 августа 1820 года. Елизавета Любенкова, хозяйка дачи в селе Васильевка, попросила старшину Остапа Назорта организовать облавную охоту, но только до того, как наступят холода. Любенкова, генерал-майорша, собралась заняться разведением овец с тонким руном и очень опасается, что волки могут зимой подрать всю отару.

Некоторые глухие сведения касательно Кинбурнской стаи имеются в рапортах чиновников тыла времен Восточной войны. Англо-французские союзники третьего октября 1885 года на полуостров высадили десант, отрезав от суши крепость. На плавучих бронированных батареях установили орудия большого калибра, снеся почти подчистую особо слабые укрепления фортов. А пятого октября русский гарнизон, которым командовал генерал Коханович, капитулировал, спустив Андреевский флаг.

Тот, кто командовал союзными десантными войсками, на косе оставил зимовать две полуроты пехотинцев, а также один взвод спагов из Алжира. Надо сказать, оккупанты себя плохо вели: крепостную церковь ограбили, памятник Суворову разрушили, бюст полководца с собой забрали.

В общем, солдаты всю зиму мародерствовали. У местных жителей они даже реквизировали лошадей, птицу и домашнюю скотину. Но судьба гарнизона этого была печальна. Уроженца Сардинии и алжирцы, привыкшие к теплу, довольно часто простужались, болели и умирали, поскольку на полуострове бушевал холодный, сильный ветер. За три зимних месяца погибло почти половина. Из двухсот пятидесяти человек лишь живыми остались только сто тридцать один.

Был также обстоятельный доклад Бутакову, николаевскому губернатору от капитан-лейтенанты Брольо. Он проводил ревизию земель Адмиралтейства, и там также упоминалось о стае Кинбурнских волков. Он писал, что поселяне строятся довольно успешно, стали возводить рыбные тони и садить огороды. Но французы спалили сухостой, и отапливать жилища попросту нечем. В ближайшие три года нового ничего не предвидится. Так что нужно, пишет он, получить разрешение на рубку живицы и ясеня. И если такая возможность отсутствует, то не мешало бы доставить пару-тройку обозов леса. Также Бутаков рассказывает в письме, что запасы на зиму люди делать боятся, поскольку волки себя питали французской человечиной, и теперь землепашцы очень боятся этих животных, которых развелось очень много. Таким образом, волчья стая оккупантам расслабляться не давала.

Был обнаружен и еще один любопытный документ. Как оказалось, волки на Кинбурнской косе помогли победить третий рейх. Было дело, что они нас насмерть загрызли румынского фельдфебеля, а тот наложил на сельских крестьян многочисленные поборы. За то и поплатился.

Одрат Стояну был прекрасным семьянином, но вот солдатом был скверным. Любомир Шиц, начальник префектуры, его не особо жаловал. Он его хотел отправить воевать на фронт, заменив другим службистом, более способным. Однако сделать этого он не успел.
Фельдфебель у утра еще укладывал кофр для дочки и жены. Носки из шерсти коз и суконное платье должно было в румынскую сырую зиму согреть женщин. Фельдфебель был счастлив, ведь он помогает семье, а та чувствует их поддержку. Огромный баул одежды был погружен на телегу, и возница тронулся.

Но часа через два случилось непредвиденное. Стояну позабыл положить салоп из лебединого пера и кроличью доху. Стояну сел на свой велосипед и уехал забрать посылку. Однако назад он не воротился. Стая волков была сильно голодна, а ночью одинокий велосипедист послужил отличной добычей.

Стоит заметить, что в Евросоюзе у волков даже появился свой особенный юридический статус. Волков нельзя ранить, убивать, нарушать их покой, разыскивать, транспортировать, содержать в неволе и владеть этими живыми животными. Кроме того, строго-настрого воспрещается уничтожать те места, где волки обитают и отдыхают, в том числе из логовища и норы. Закон не разрешает также их беспокоить и фотографировать. Всего запретов, касающихся волков, сегодня сто двадцать два.

Однако стая к Кинбурнской косе таких прав и такого статуса лишена. Наши волки обитают сегодня с человеком в прифронтовой полосе.

Тут уже привыкли в волкам. Уже даже смирились с тем, что они едят собак и скотину. Зная, что стая обитает где-то неподалеку, у местных жителей в крови вскипает адреналин. Так что волков нельзя назвать тут врагами. Скорее, это соперники.
Как говорит один местный житель, если мозгов у коровы нет, то она скоро умрет. Ну а если корова скоро умрет, то тогда отсутствуют мозги у хозяина.

Волки тут должны быть рядом постоянно, чтобы местные жители были в тонусе. Таковы, очевидно, обычаи здесь.

 
Статья прочитана 270 раз(a).
 

Еще из этой рубрики: