Брошенные заводы США

паккард 1

В свое время созвучие «Паккард» произносилось с одинаково благоговейным придыханием — наряду с названиями других культовых автомобильных марок, таких как «Дюзенберг», «Кадиллак», «Пирс-Эрроу» и «Линкольн», бессмертные образы которых после снятия с конвейера трансформировались в незримые звенья, участвующие в построении ассоциативных связей с эпохой 20-х годов прошедшего столетия. Теперь же в Детройте спокойно пустует крупнейшее в мире свидетельство былой мощи некогда функционировавшей именитой фабрики, в расположившихся на 35 гектарах 37 зданиях которой некогда трудились более 40 000 незаурядных умов и 80 000 золотых рук соответственно. За 53-летний период с момента открытия в 1903 году до гулких хлопков дверьми освобождающихся помещений в 1956 году, история «The Packard Factory» наполнилась бесконечной для описания чередой поворотных событий, предопределенных степенью процветания компании на промежуточных этапах ее деятельности — от рекордных продаж во времена пребывания на гребне волны (в экономическом цикле именуемого фазой подъема) до полного банкротства фабрики, выстоявшей во время Великой Депрессии и Второй мировой войны, но спустившейся на дно вследствие послевоенных управленческих просчетов.

паккард 2

Единственный арендатор, с 1958 года поддерживавший в тонусе 1% (только сотую долю!) территории, созданной для масштабного созидания — посредством размещения на ней комплекса по производству и переработке химических соединений — покинул завод в 2007 году, объяснив причины своего ухода активизацией воров и вандалов, в поисках лома и пространства для самовыражения крушащих, растаскивающих и исписывающих лаконичными умозаключениями уцелевшее имущество Packard. Снос завода обошелся бы Детройту в 10 млн. долларов. Но ввиду отсутствия у города как острой нужды в пространстве под предприятием, так и денег (судя по сводкам новостей от 3 декабря 2013 года), ликвидация его конструкций в настоящее время предоставлена естественным природным процессам и вандалам.

Брошены, но не забыты доменные печи Хоумстедского металлургического завода, занесенные в Национальный реестр исторических мест США. Единственные свидетели расцвета сталелитейной промышленности в начале 20-го века, уцелевшие после ее упадка в 70-х годах прошлого столетия и дожившие до наших дней, — ныне 2 гигантские изъеденные ржавчиной конструкции «Carrie Furnaces 6 and 7», во времена своей востребованности (с 1907 по 1978) производившие до 1250 тонн чугуна в сутки. Справочно: прежде чем выдать 1 тонну чугуна, печи поглощали 4 тонны железной руды, кокса и известняка, «запивая» сырье 5 миллионами галлонов (≈ 23 миллиона литров) воды, прилагавшимися к основному блюду в качестве прохладительного напитка для системы охлаждения. За почти вековую работу на пределе возможностей производственных мощностей, предприятие, бившее мировые рекорды сталелитейной промышленности, в настоящее время удостаивается почтительных сигналов проезжающих мимо машин, гудков поездов и реставрационных работ компании «The Rivers of Steel Heritage Corporation», намеревающейся привлечь внимание туристов к историческому комплексу на территории национального парка, проектируемого к размещению на 38 акрах (≈154 000 м²), включающих не только вышеупомянутые печи, но также свидетельство духовной и физической борьбы поколения, руками которого возводились заводы и круглосуточно нарабатывался их рейтинг, повышение которого сопрягалось с угрозами для жизни и здоровья десятков тысяч рабочих, обогативших сверхдержаву и ее историю, но канувших в лету в безвестности. Речь идет о так называемом «the Pump House» — одном из заводских помещений, служивших крепостью для людей, отстаивавших после радикального сокращения зарплат обоснованные материальные притязания в ходе кровопролитной Хоумстедской стачки, продолжавшейся с июля по ноябрь 1892 года и окончившейся разгромом бастовавших после введения на территорию завода (по просьбе его осажденных владельцев) государственных войск, насчитывавших 8 000 человек. В тени триумфа приходящих и уходящих грандиозных результатов всегда скрываются чуждые тщеславия душевные порывы, порожденные не прерывающимся от эпохи к эпохе движением человеческой воли. А ржавые руины чьего-то былого благоденствия как никакое иное свидетельство процветания возвращают созерцающего и понимающего их значение к осознанию простых и умиротворяющих прописных истин…
Вырезки из старых американских газет, пестрящих заголовками статей о несчастных случаях со смертельными исходами, регулярно на протяжении недолгого периода работы сотрясавших цементный завод в Солт-Лейк-Сити, прозванный за фатальную тягу к человеческим жертвам «Фабрикой ужаса» (Fear factory), а также информация о других брошенных производствах (не только материальных, но и духовных благ – пустуют в США не только фабрики, но школы, церкви и театры), наводят на мысль о не безоблачности неба над Соединенными Штатами. Но будет сказано в оправдание положения дел заемщика, задолжавшего всему миру 16 триллионов долларов: «Титаник» ведь от айсберга масштабы тоже не спасли…

Метки текущей записи:

,
 
Статья прочитана 593 раз(a).
 

Еще из этой рубрики: