Санаторий-профилакторий «Парус»: история и отзывы

Так гордо и поэтично тридцать лет назад писали николаевские журналисты о первом в городе санатории-профилактории. Высокие чувства объяснимы: «Парус» возник на изрытой оврагами территории, которая приносила пользу разве что мотоциклистам — они здесь тренировались. Но как только появилась здравница, вереницей сюда потянулись желающие отдохнуть и подлечиться. Внешний вид «Паруса» тоже радовал: он и сейчас украшает береговую линию Николаевского яхт-клуба. Правда, на треть закрыт металлическим сооружением для лодок.

par1

par2

Как купеческий дом превратился в лучшую на юге здравницу

Война прошла, а купеческий дом на улице Спортивной, 9, вблизи административного здания Николаевского областного яхт-клуба, остался. Какое-то время трехэтажное сооружение пустовало, но в 1947 г. рабочие «Николаевпромстроя» его отремонтировали и устроили там санаторий-профилакторий «Строитель», на 50 мест зимой и 120 — летом.

Вскоре, в 1975 г., дом снесли и стали работать над созданием более крупного лечебного учреждения, теперь уже не только для сотрудников «Николаевпромстроя», но и для работников Николаевского завода смазочных систем.

Место для санатория хотели изменить, разместив его в Варваровке, на песках, но вскоре передумали, поскольку в транспортном отношении это оказалось бы неудобным. Другое дело — у яхт-клуба: отсюда уехать можно и трамваем, и троллейбусом, и автобусом. Зона предназначена исключительно для отдыха, крупных предприятий рядом нет. С лечебной точки зрения тоже хорошо: с одной стороны — вода, речной воздух, с другой — стадион, степь, трава… Как в уютном гнездышке, скажет позже в общении с корреспондентом «Задира.Инфо» главный врач санатория-профилактория «Парус» Иван Андреевич Кузин.

par3А вот с архитектурной точки зрения не все шло гладко. Предложенный советскими архитекторами типовый проект здания в Николаеве окрестили «кирпичом» или «сундуком с окнами». «Сундук» этот был четырехугольным, некрасивым и своим видом изуродовал бы исторический памятник архитектуры — областной яхт-клуб.

Не подходил типовый проект и медикам: Иван Кузин настаивал на значительном расширении отделения — с 17-ти предложенных кабинетов до 41-го, необходимость каждого тщательно обосновал.

Беря во внимание все вышеперечисленное, тогдашний руководитель группы архитекторов 3-й мастерской «Николаевского Гипрограда» Вадим Павлович Попов реализовывать первоначальный проект не разрешил и самовольно взялся изменять то, что изменять было нельзя — за самоуправство наказывали.

В. Попов «привязал» объект к окружающей среде: здание он запроектировал динамичным, в образе многопалубного корабля с надутыми парусами, на два этажа выше, чем предусматривали.

На первом этаже разместил лечебное отделение, еще четыре этажа отдал под стационарное отделение. Под цокольным этажом, полукруглой стороной здания, обращенной к реке и символизирующей нос корабля, устроил эллинг для лодок. Помещения высотой в два этажа в торце здания предусмотрел для отдыха. Здесь же находилась библиотека с читальным залом, зал для лечебной гимнастики, кинозал.

par4

К каждому жилому номеру запроектировал лоджию, из которой открывалась живописная картина на широкий в своем повороте Южный Буг. Был в санатории и бассейн с подводной корригирующей гимнастикой. Внизу располагался пляж с лестницей, ведущей на летнюю террасу, детская площадка, теннисный корт.

За всю эту благодать архитектор Попов впоследствии получил выговор по партийной линии, обычный выговор и незначительный, но штраф.

 

par5

А между тем начался 1976-й год, а значит, и строительство первого в Николаеве санатория-профилактория (после него появилось еще 9). Спустя 5 лет объект сдали в эксплуатацию.

И … понеслось

Триста человек здесь одновременно отдыхали и лечились. Треть из них составляли дети рабочих и учащиеся прилегающих к санаторию школ. Всего в году было 14 заездов, каждый по 24 дня. Лечение и отдых осуществлялось «без отрыва от производства»: утром автобусы отвозили рабочих на работу, а вечером они проходили необходимые процедуры.

- Прославились мы тем, что первые в Украине сделали каскад — лечение водопадом (с трехметровой высоты вода падала на шею, поясницу больного — так избавляли от остеохондроза. Проводили в бассейне и подводный массаж. А еще нервы лечили — падающая вода хорошо успокаивает нервную систему, — рассказывает «штурман» «Паруса», тогдашний главный врач Иван Кузин.
par7

par8

par9
Он вспоминает, как однажды к нему пришел мужчина с давлением 240 на 120. Врач отказал в приеме, направил в больницу на стационарное лечение, но больной уходить не захотел, заявив, что и здесь вылечится, поскольку много положительного слышал о здравнице. Тогда доктор усадил его на одну из скамеек у берега реки и сказал наблюдать за водой —  ширины лимана в два километра достаточно для того, чтобы эффективно проводить талассотерапию (лечение наблюдением за водой). Через два часа давление у больного было уже 180, а выписался он из санатория, не принимая медикаментов, с давлением 140.

После этого Иван Кузин стал широко применять талассотерапию — распорядился вдоль берега сделать навес, установив под ним скамейки. Водил сюда группы людей, страдающих гипертонией, — им было прописано просто смотреть на воду. Специально закрепленная за группой медицинская сестра следила за тем, чтобы больные не общались между собой и ничего не читали.

par10

par11

А еще, вспоминает Иван Андреевич, рождались в «Парусе» дети. Было это в 1988 г., когда в Армении произошло мощное землетрясение. В николаевский санаторий тогда направили 289 беженцев, хотя заявку подавали лишь на 200. Но приняли всех, слегка потеснившись.

- Мы называли это отделение «армянским». Находились люди здесь два года, хотя поступали на два месяца. Жили, отдыхали, беременели и рожали. Потом обратно в Армению уехали. Некоторые уже с детьми, — с улыбкой отмечает И. Кузин.

Так бы и текла жизнь в профилактории: люди по-прежнему посещали бы кабинеты физиотерапии, кислородотерапии, стоматологии, психоэмоциональной разгрузки, зал лечебной гимнастики, бассейн и другие, если бы не грянула перестройка…

«Пьянчужка» на месте санатория?

Так, с горечью и сожалением, называет Иван Андреевич ресторан «Старгородъ», разместившийся там, где раньше была детская площадка и сад в три аллеи.

- Мы долбили землю, а она там скалистая, ведрами через дорогу носили чернозем, чтобы принялись каштаны, и они принялись. А теперь уничтожили все: там, где была водная станция, сейчас вход запрещен, перегорожен. В бывших медицинских кабинетах теперь гостиничные номера «Ривер-отеля». Медицинская аппаратура, которой были укомплектованы кабинеты, разворована, — говорит он.

А произошло все так: после 91-го года два владельца «Паруса» — «Николаевпромстрой» и Николаевский завод смазочных систем — никак не могли понять, в каком соотношении теперь, после перестройки, им следует оплачивать траты на санаторий (раньше платили поровну — 50% на 50%). В результате лечебное учреждение подолгу оставалось без средств к существованию, между тем распоряжения приостанавливать прием больных никто не давал.

Главврач Иван Кузин неоднократно обращался за помощью к властям, те обещали поговорить с руководителями предприятий-собственников, но даже продуктов питания для больных не выдавали. Вскоре (примерно 1994-95 гг.) здание санатория-профилактория «Парус» приватизировало частное лицо, так и положили конец николаевской здравнице.

- Досадно, — говорит 85-летний Иван Кузин, который на пенсии лишь год, до этого работал физиотерапевтом в БСМП. — Меня Раиса Петровна (супруга — авт.) до сих пор ругает, что я так много работал, часто задерживался. А я видел в этом свою жизнь, знал, что это необходимо: завтра придут люди, и все должно быть сделано. И вот так — стремился, стремился, а теперь уничтожено все…

Бывший главврач «Паруса» считает, что если бы санаторий в сложное перестроечное время удалось сохранить, он сейчас успешно выполнял бы свои функции, так как был лучшим в Николаевской области.

 

Екатерина Стриль

 
Статья прочитана 1491 раз(a).
 

Еще из этой рубрики: